Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

кот Базилио

Год рождения угадаем???

Стал замечать, что некоторые мои записи, пару лет назад сделанные, теряют текст и изображения. Запись вроде осталась, а она пустая совершенно. Не знаю, с чем это связано, буд потихоньку дублировать. . . Тем более повод, вроде, есть :)))
...

Задался вопросом - а что происходило в мире в год моего рождения???
Что показывали по телевизору, о чем писали газеты, о чем думали люди.
Интернет - огромное море информации выдал. По большей части и не нужной...
Но тем не менее - вот основные вехи того далёкого года:
Collapse )Можно ещё много перечислять фактов нашей истории. Но нигде в интернете нету того, что чуствовали в те времена люди. Это только в памяти людской. А родители наверное испытывали радость от моего появления на свет. А как же иначе :-)
скобарь

Последний полет Карлсона

Панда

Малыш сидел у окна, и настроение у него было самое отвратительное. Ну кто придумал эти дурацкие дни рождения? Сейчас придут гости, надо будет веселиться, а ему вовсе не хочется веселиться... Малыш со злостью пнул плюшевую собачку, которую брат и сестра подарили ему утром.

— И что я, по их мнению, должен делать с ней? — обиженно подумал он. — Брать с собой в постель? Обниматься с ней? Что я, маленький, что ли, играть с плюшевыми собачками?

Он еще раз пнул игрушку и сел читать новую книжку, которую недавно нашел в кладовке. Внезапно послышался какой-то жужжащий звук. Малыш оторвался от книжки и прислушался.

— Папа, что ли, бреется? Он же брился утром, — удивился Малыш и вдруг понял, что звук исходит не от папиной электробритвы, а доносится из открытого окна.

Малыш подбежал к окну и выглянул. Вначале он ничего не увидел, но потом жужжание стало громче и с криком«Э-ге-гей!», приветливо махая Малышу рукой, мимо окна пролетел какой-то толстый человечек с пропеллером за спиной. Малыш удивился.

— Эй, на подоконнике! — крикнул толстяк, пролетая мимо окна во второй раз и опять махая рукой. — Посадку давай!

Да-да, конечно, даю посадку, — громко крикнул Малыш. — Ветер боковой, пять метров в секунду, давление семьсот тридцать три, точка входа в глиссаду...

Малыш прикинул, и у него получилось, что стоящий напротив дом не позволит правильно зайти на посадку. Он опять высунулся из окна и крикнул:

— Эй! А вы как садиться будете: по-самолетному илипо-вертолетному?

— Я буду садиться по-карлсонски! — крикнул в ответ толстяк, влетая в окно. Он сделал пару кругов по комнате, приземлился на диван, вскочил и поклонился, шаркнув ножкой.

— Карлсон, — представился он. — Лучший в мире, разумеется. А тебя как зовут?

— Малыш, — ответил Малыш.

— Будем знакомы, — сказал Карлсон и задумчиво огляделся. Он постоял в задумчивости несколько секунд и вдруг оглушительно крикнул: «Проснись!»

Малыш вздрогнул.

— Что случилось? — спросил он испуганно.

— А я думал, ты заснул, — сказал Карлсон.

— Вовсе нет, — ответил Малыш.

— Тогда почему ты не бежишь со всех ног на кухню, чтобы угощать дорогого гостя? — возмущенно спросил Карлсон. — Я, можно сказать, почти умер от голода...

Карлсон в изнеможении рухнул в кресло, закрыл глаза и стал изображать умирающего.

— Ой! — Малыш заметался по комнате. — Сейчас! У нас только тефтели. Тефтели вас устроят?

— Тефтели? — Карлсон приоткрыл один глаз. — Ну ладно, тащи свои тефтели.

Малыш принес с кухни тарелку тефтелей. Карлсон подскочил в кресле, схватил сразу два тефтеля и запихнул в рот.

— Скажите, — робко начал Малыш, — а как вы летаете?

— Неужели не видишь, — пробормотал Карлсон с набитым ртом. — У меня на спине пропеллер.

— Потрясающе! — удивился Малыш. — Но позвольте! Вы ведь летели с положительным тангажем.

— Чего? — Карлсон открыл рот от неожиданности и чуть не подавился.

— Ну... Вы летели головой вверх, слегка наклонившись вперед. При этом пропеллер должен был тянуть вас вверх и назад. Почему же вы летели вперед, а не назад?

Карлсон, не слушая Малыша, с интересом осматривал полки шкафа. Его заинтересовало хитрое устройство, которое стояло на самой верхней полке.

— Назад я полечу, когда доем тефтели, — рассеянно сказал он. — Неприлично уходить из гостей сразу. Хозяин может подумать, что я пришел исключительно чтобы пожрать.

— И все-таки, мне не дает покоя ваш пропеллер... Ой! — Малыш бросился к Карлсону, но не успел. Карлсон дотянулся до хитрого устройства и уронил его. Обломки разлетелись по всей комнате.

— Ты... ты разбил мою машину! — зарыдал Малыш. — Я сам ее сделал, а ты...

Карлсон в смущении переминался с ноги на ногу.

— Не переживай, Малыш, — сказал он. — Дело-то житейское. У меня дома тысяча таких машин! Я подарю тебе новую, и даже две.

— Тысяча? — у Малыша отвисла челюсть. — И все работают?

— Конечно, — уверил его Карлсон. — С утра до вечера вся тысяча работает, гудят, жужжат — красотища!

— Ну надо же! — Малыш с сочувствием посмотрел на Карлсона. — Такие проблемы с кишечником?

— С кишечником? — не понял Карлсон.

— Ну да, ведь эта машина — освежитель воздуха. Поглощает сероводород и другие газы... ну, те, которые выделяются... — и Малыш, покраснев, прошептал Карлсону что-то на ухо.

— Да? — Карлсон запнулся. — По правде говоря, я собирался все их выкинуть. Мне они совершенно ни к чему. Но прежде чем выкидывать, я подарю тебе парочку, или даже три.

— Договорились! — Малыш улыбнулся и слезы у него мгновенно высохли. — А можно посмотреть на твой пропеллер?

— Конечно. — Карлсон развернулся.

— С ума сойти! Я так и думал, — сказал Малыш, осмотрев пропеллер.

— Что, хороший пропеллер? — польщенно спросил Карлсон.

— Так я и думал, что это не пропеллер, — сказал Малыш. — Пропеллер не мог бы так работать, потому что твоя спина экранировала бы основной поток воздуха, и вся энергия растрачивалась бы на создание турбулентности.

— Эй, ты чего? — Карлсон надулся. — Это лучший в мире пропеллер!

— Не сердись! Конечно, это замечательный пропеллер! — поспешно сказал Малыш. — Только это не совсем пропеллер. У него очень интересная система перекоса лопастей. Вектор тяги лежит в плоскости вращения, а точка приложения силы смещена влево. Таким образом, подъемная сила направлена от ног к голове, вдоль спины, а не перпендикулярно, как я вначале подумал. А точка приложения силы смещена влево — потому что она действует на те лопасти, которые в данный момент двигаются вниз...

— Ты чего ругаешься? — обиделся Карлсон. — Тоже мне, специалист нашелся.

Он встал и сделал вид, что собрался уходить.

— Извини, — испугался Малыш. — Не уходи, пожалуйста.

— Ну ладно, так и быть. — Карлсон снова плюхнулся в кресло. — А что мы будем делать? Давай играть?

— Давай! — обрадовался Малыш. — А во что?

— Например, в рассказывание сказок. Ты будешь рассказывать мне сказку, а я слушать. — И Карлсон приготовился слушать.

— Сказку? Но я не помню сказок!

— Как? Совсем не помнишь? Ну, хотя бы про Красную Шапочку?

Малыш покачал головой.

— А про кота в сапогах? Тоже нет? А про дудочника Гамильтона?

— Ну конечно! — Малыш хлопнул себя по лбу. — Я-то пытался мысленно построить механику твоего полета через укороченное действие, используя лагранжеву механику. Но, похоже, гамильтонов подход здесь будет гораздо нагляднее. Главное, суметь записать гамильтониан, а дальше...

— Ты, кажется, собирался рассказывать мне сказку! — снова надулся Карлсон.

— Ну вот, ты опять обиделся! — огорченно сказал Малыш. — Просто мне кажется, что такой пропеллер, как у тебя, неизбежно вызовет дополнительный вращающий момент. У тебя же нет хвостового винта, как у вертолета. И тебя будет уводить в сторону по курсу. Я никак не могу понять, как ты компенсируешь этот момент. Он должен разворачивать тебя, и в какой-то момент ты неизбежно свалишься в штопор.

Малыш поймал хмурый взгляд Карлсона и осекся.

— С тобой неинтересно, — хмуро заявил Карлсон. — Что ж, погостил, пора и честь знать. Чао!

С этими словами Карлсон подбежал к подоконнику, завел моторчик и выпрыгнул.

Э-ге-гей, Малыш! Прощай! — крикнул он, махая Малышу рукой.

— Постой! Я понял! Я все понял! — воскликнул Малыш, бросаясь к окну. Карлсон заложил крутой вираж и повернул обратно.

— Ну что ты понял? — спросил Карлсон, бухнувшись на диван. — Что гостей надо развлекать, а не нести всякую чепуху?

— Я понял, как ты компенсируешь это вращение! — крикнул Малыш. — Ты в полете все время махаешь рукой. На эту выставленную в сторону руку давит поток воздуха и борется с вращением. Чтобы лететь, ты должен все время махать рукой.

Карлсон здорово разозлился.

— Опять ты за свое! — мрачно сказал он. — Ничего я никому не должен! Я махаю всем рукой и кричу «Э-ге-гей!», потому что я веселый и приветливый мужчина в самом расцвете сил. Но таким занудам, как ты, я даже махать рукой теперь не буду.

— Если моя теория верна... — начал было Малыш, но Карлсон уже вылетел в окно.

Малыш увидел, как Карлсон, набирая скорость, рефлекторно дернул правой рукой, но сдержался. Тут его повело в сторону. Он попытался выправиться и снова чуть не махнул правой рукой, но немедленно схватил ее левой и прижал к туловищу. Карлсона повело сильнее, и внезапно развернуло боком к направлению полета. Он сдался и отчаянно замахал рукой, но было поздно. Поток воздуха перевернул его, и, беспорядочно кувыркаясь, Карлсон полетел вниз.

Сво-о-о-о-о-о-о-олочь! — донесся до Малыша последний крик Карлсона, и Малыш увидел, как Карлсон на полной скорости врезался в бетонный столб, прокатился по земле и неподвижно замер, раскинув руки и ноги. Вокруг его головы расплывалось большое кровавое пятно.

Малыш вздохнул и вернулся к книжке. Но ему опять не дали спокойно почитать.

— Малыш! — раздался голос папы. Малыш обернулся.

— Малыш, это ты брал гидродинамику Ландау и Лифшица? — мягко спросил папа, входя в комнату. — Она стояла на полке и закрывала собой пятно на обоях, а теперь ее нету.

— Это я, я положил ее на тумбочку, — прошептал Малыш. — Мне было не дотянуться, чтобы поставить ее обратно на полку.

— Малыш, Малыш. — Папа ласково потрепал Малыша по голове. — Ну зачем ты берешь такие книжки? Все равно ты до них еще не дорос! И картинок в ней почти нету.

— Все равно я ничего не понял, — соврал Малыш.

— Конечно, не понял. Ведь для этого надо много учиться, вначале в школе, потом в институте — а ты пока еще только в первом классе. Лучше посмотри, кто к тебе пришел, — сказал папа, пропуская в дверь Кристера и Гуниллу, друзей Малыша.

— Кристер! Гунилла! — радостно крикнул Малыш. — Ужасно рад вас видеть!

Папа с нежностью посмотрел на Малыша и тихонько вышел.

— Малыш! — сказал Кристер, протягивая Малышу какой-то сверток. — Мы поздравляем тебя с днем рождения и хотим подарить тебе эту камеру Вильсона.

— Камеру Вильсона? — Глаза Малыша засияли. — Вот здорово! Давно о ней мечтал! А какой у нее коэффициент перенасыщения пара?

Малыш искренне обрадовался, но все равно Кристер уловил печальные нотки в его голосе.

— Что случилось, Малыш? — спросил он. — Ты чем-то расстроен?

Малыш тяжело вздохнул и с тоской закрыл книжку «Занимательная вивисекция», заложив ее закладкой.

— Собаку мне не подарили.

скобарь

Дети нью-йоркских трущоб начала 20-го века

у нас в двадцатых годах тоже было много беспризорников.
но благодаря тому самому "кровавому" Дзержинскому с таким явлением было покончено.
а в штатах откуда столько детей, явно бесхозного вида, на улице???

Дети нью-йоркских трущоб начала ХХ века


Дети нью-йоркских трущоб начала ХХ века

Collapse )

скобарь

улыбнись с утра. . . :))

Ребёнок после посещения зоопарка написал в сочинении о том, как провёл выходные: «Видел оленя. У него наша вешалка на голове»
***
Учим песню на новогодний утренник. Миша (6 лет) поёт: «Порою волк, сердитый волк, с трусами пробегал…»
***
Алёша (3г) вышел зимой в гололёд на дорожку, ударил кулачками по льду и говорит: «Ну что за народ? Что хотят — то и делают… уже застеклили!»
***
Наслушавшись Земфиры, Лёня громко запевал: «А у тебя спирт!!! И значит мы умрём!»
***
Сын разгадывает кроссворд: «Без неё не приготовишь блины — четыре буквы, первая М». Ребёнок без колебаний пишет «МАМА»
***
Батюшка Гоше: «Крест носишь?» Гоша (3 года) в ответ: «Зачем? Я же не скорая помощь!»
***
Таня мешает песок с водой и поливает этой грязью лавочки. Я: «Дочка, чем ты занимаешься?» «Политикой!»
Collapse )
скобарь

О войне

Оригинал взят у vovkazzz в О войне
Так уж сложилось, что мое детство прошло на местах ожесточенных боев Миус-фронта. Детство, как детство - каникулы у бабушки, в компании многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестер. На небольшом приграничном хуторе многочисленные собаки питались из немецких касок, картошку с многочисленных огородов собирали в "немецкие чувалы" с ничуть не поблекшим орлом внутрь, а бдительные дядья и единственный выживший дед на корню пресекали все игры с взрывчатым-колющим-режущим. Обычное советское детство. Мы играли в войну ржавыми остовами винтовок, напялив каски соответствующих сторон, набив их газетами дабы держались на голове, противогазные сумки, скрипящие кожей подсумки для патронных обойм, длинные немецкие противогазные тубусы.

Как и все советские дети Великая война представлялась нам, последнему поколению детей Совдепии картонной и пафосной, на уровне фильмов, игр и детской литературы о пионерах-героях. Лубок. Нечто далекое и забытое - вроде динозавров. В том смысле, что все, что ты о них знаешь - то, что они вымерли.

Но в отличие от динозавров - та Великая Война, была всегда рядом.

Лет в тринадцать нас с братом загнали тяпать картошку после дождей. Огороды были нарезаны за дворами в аккурат там, где в проклятом сорок третьем году на Мариновку выдвигался "Дас Рейх". Выше высота, в которую наши упирались трижды - в сорок втором, и два раза в сорок третьем. Именно здесь захлебнулся первый штурм Миус-фронта. Обильные дожди вымывали с обратных склонов высоты самые разнообразные следы войны, поэтому изобразив подобие ударного труда до момента удаления бабули с огорода "готовить вечерять", мы со старшим братом отправились на поиски.

Высота, заросшая степной растительностью, с одиноким танком на вершине, к которому по традиции отправлялись встречать рассветы местные выпускники, была ну очень с крутыми склонами. Мы исследовали ее склон но не обнаруживали ничего ценного - ржавые советские каски, трехгранные штыки, осколки, какой-то истлевший мусор. В отчаяньи мы забирались выше и выше, бродя по заметным следам траншей и ходов сообщений, отыскивая планки от винтовочных обойм и гильзы. А потом я заметил пулеметную ленту в зарослях шиповника. Немецкую с рыжими латунными гильзами. Я царапаясь залез в эти самые заросли за трофеем и мои босые ноги в резиновых вьетнамских тапках неожиданно утонули. Утонули в рыжих латунных гильзах.

Я от радости находки обернулся позвать брата, ковыряющего, что-то внизу и осекся. Внизу был склон с ржавыми пробитыми советскими касками и трехгранными штыками. На мгновение стало страшно - я понял, что стою на пустой стреляной смерти людей, чьих имен я никогда не узнаю. И страшно было оттого, что гильз было не реально много. Я попробовал достать дно, обнаружить предел противостояния, надеясь увидеть, что немецкий пулемет замолчал сорок лет назад не такой страшной ценой. Но в промоине у вершины высоты гильз было очень много.

Было очень страшно. Гильзы откопанные и наспех отсортированные не поместились в ведро. Мы отбрасывали их горстями в зеленых окислах, смятые, но мы продолжали выбирать их из окопчика слой за слоем.

Молча мы принесли свою добычу домой. Дядья изучив находку, хохотнули, мол а мы думали в детстве всю гору выбрали, ан нет. В их детстве на гильзы и прочий цветной лом обменивали игрушки - футбольные мячи и пугачи на пружине, стрелявшие пробкой.

Это детское потрясение, осталось со мной на всегда - россыпи гильз и пробитые ржавые каски. Война больше не казалась лубком, она таилась совсем рядом. Потрясение было настолько велико, что я в юности был одержим идеей нарисовать апофеоз Великой Войны увиденный мной лично сквозь время. Не диорамно-эпохальные минуты штурмов и битв, а МГ-42 с овальными дырочками на кожухе оплавленного ствола, засыпанный гильзами по самый бруствер на фоне куста шиповника. Но в художку я так ни разу и не попробовал поступить.

Война перестала быть лубком. Я смог потрогать ее цену - пригоршнями стреляные гильзы в пулеметном гнезде, каждая из которых могла быть чьей-то жизнью.
Это была цена победы.

скобарь

О детских поверьях

Оригинал взят у otevalm в О детских поверьях


В детстве каждый ребенок стремиться познать огромный и загадочный мир вокруг себя, и мы во времена СССР не были исключением.

При этом источников информации в нашем детстве было крайне мало: ни кучи каналов на ТВ, ни интернета, ни книг каких хочешь, поэтому сведения об окружающем мире мы черпали отовсюду, в том числе и от старших товарищей по дворовым играм.
Поскольку эти старшие товарищи не чурались «отсебятины» (как и мы в свою очередь), то возникало множество самых разнообразных смешных и наивных, вздорных и не очень – детских примет, поверий, гаданий и страшилок, в разных местах Советского Союза разных и часто противоречащих друг другу.

В моем детстве говорили, что:
Collapse )

скобарь

житие мое. . . Смоленские дети во время оккупации.

Оригинал взят у nektonemo в Смоленские дети во время оккупации.
П.С. вообще данный псто у меня был для фото_хистори и "как всегда" в коментах http://foto-history.livejournal.com/6734444.html


фото немцев


***


Collapse )

скобарь

Как сделать деревянный автомат своими руками

Оригинал взят у ivan_kruglov в Как сделать деревянный автомат своими руками

Решил порадовать сына одной моей хорошей знакомой и сделать ему деревянную игрушку. На мой вопрос: «что сделать?», знакомая ответила сразу: «может пестик какой-нибудь?». Неплохая идея, подумал я, и занялся оружейным производством. Правда решил не мелочиться и вместо «пестика» сделать сразу автомат! Все-таки как ни крути, а каждый пацан знает, что автомат круче пистолета! :))

IMG_1849
Collapse )